anikanich

Массовый опрос мужчин Германии показал, что 57 % респондентов
готовы скорее отказаться от половой жизни, чем от употребления спиртного.

Несмотря на большое количество перегибов, неточностей и упрощений в полушуточной статье почти пятнадцатилетней давности, таки-запощу ее, чтобы инициировать обсуждение и раскрытие этой интересной темы.
Владимир Шинкарев
КАК И ЗАЧЕМ ПЬЮТ ЗАПОЕМ
«Алкоголь относят к пищевым продуктам, его потребление связано с вкусовыми качествами,
хранение алкоголя в домашних условиях и потребление в быту не противоречит закону.
Законом не устанавливаются также нормы потребления алкоголя!»
Г.В.Морозов
1. ЗАЧЕМ ВООБЩЕ ПИТЬ
Один мой знакомый туповатый алкоголик после долгих размышлений объяснил: выпьешь - пьяный будешь; не выпьешь – трезвый, как дурак, останешься. Инопланетянин понял бы это заявление в том смысле, что трезвым быть плохо, во всяком случае глупо, а пьяным – хорошо.
(Умный алкоголик так не считает. Самое распространенное алкогольное мироощущение сводится к следующему силлогизму:
1 посылка: Плохо быть трезвым
2 посылка: Плохо быть пьяным.
Вывод: плохо жить на свете).
Если мы отбросим второстепенные соображения вроде того, что водку пьют ради ее вкусовых качеств, то все равно окажемся перед запутанной конструкцией со многими измерениями. Пьют люди, как поясняет известный романс, «от радости и скуки», то есть пьют, чтобы закрепить эффект от всякой эмоции: радостный восхищается своей радостью, злой – своей злостью; пьют в надежде изменить свою эмоцию, развеять скуку и тугу-печаль. Пьют: чтобы возрадоваться себе: умный восхищается своим умом, тупой наслаждается своей тупостью. Пьют, чтобы изменить свои границы, выйти за пределы себя – для храбрости в общении с дамами и для выхода в астрал. Пьют, чтобы забыть или заснуть, чтобы вспомнить или взбодриться тоже следует выпить.
Зачем надо пить, не нужно особо доказывать, об этом достаточно много сказано. Вот примеры наугад:
«Ты понял, что жизнь – дерьмо!
Смейся и веселись.
На каждом шагу – вино.
Не мучай себя – нажрись…»
(Группа ДК)
Я самый плохой, я хуже тебя,
Я самый ненужный, я гадость, я дрянь –
Зато я умею летать!»
(группа «Звуки Му»)
2. ВОТ ЧТО ГОВОРИТ НАУКА
Можно говорить о жизни, смерти, любви, или похмелье с эстетической точки зрения, этической, религиозной; свою точку зрения на эти события имеет наука. И даже на сухой взгляд науки потребление алкоголя представляется довольно напряженным и волнующим занятием.
Наука говорит нам, что удовлетворяемое обсессивное, компульсивное и, наконец, генерализованное влечение к алкоголю рано или поздно приведет к появлению гастроэнтерологических, кардиоваскулярных, вегетативных, психопатологических и многих других расстройств, полный список которых включает в себя все известные человеку неприятности. Смело можно упоминать любое нарушение нормальной работы любого органа, от запора и отрыжки до гиперакузии и поливокального галлюциноза – все это симптомы похмелья.
Эту безрадостную картину венчает необратимая психическая деградация личности, социальные последствия выражаются в неспособности исполнять ни семейные, ни производственные, ни иные обязанности. Наконец, смерть от многочисленных соматических последствий избавляет мученика от страданий.
Резюме всей обширной научной литературы на эту тему: будешь пить – сопьешься.
Да, так может кончится влечение к алкоголю. Но так может кончится любое сильное чувство. Любовь, например, тоже может так кончиться.
3. СИНДРОМ ЛИШЕНИЯ
Общественное мнение, однако, куда более терпимо к тем же влюбленным, чем к алкоголикам. Ведь один умирает от неразделенной любви к Лауре – а другой водку трескает. Водку, мол, любой трескать умеет.
В кинофильме «Пьянь» есть такой эпизод. Поклонница-журналистка говорит поэту Микки Рурку: Что ты пьешь-то непрерывно? Садись, пиши. Пить-то всякий может.
А Микки Рурк ей: Да нет, мать твою! Это не пить всякий может! А пить – нет, не всякий!
Любой человек, послушав про муки похмелья, может сказать: и я выпивал, и у меня бывало похмелье, и ничего страшного в этом нет. В немецком языке похмелье обозначается уничижительным словом «Katzenjammer» – кошачье горе. То есть вот так горе: кошшачье… (Однобокую информацию о похмелье дает и французское название «guele de buis» - деревянное рыло). Но ученые обозначают похмелье, абстиненцию термином "Withdrawal syndrom», синдром лишения. Вот это настоящее название. В нем слышно дрожание рока.
Что такое синдром лишения приблизительно понимает каждый. Кто не лишался важных для него вещей? И ребенок терял игрушку, у него отбирали книжку перед сном, не давали досмотреть мультфильм, кончались летние каникулы – все это маленькие синдромы лишения.
Очень страшен синдром лишения свободы, еще хуже синдром лишения любви. Но синдром лишения алкоголя, когда алкоголь сделался необходим для жизнеобеспечения организма - более серьезен.
Помнится, в школьных сочинениях по литературе использовался такой описательный штамп: Х персонаж отрицательный, но способен на глубокое чувство (то есть он все же хороший). Глубокое чувство – разумеется, любовь, голос рода. Но голос биохимии, алкоголизм, куда громче в человеке; вот где настоящая «империя чувств»!
Достаточно примелькался персонаж погибающих от синдрома лишения любви, он высок и вызывает уважение (обозначение любви как высокой болезни – не метафора, всякий синдром лишения – болезнь).
Один умирает от неразделенной любви к Лауре.
Другой водку трескает.
Почтим их обоих минутой молчания.
4. ПЬЯНСТВО И ЛЮБОВЬ
Я буду настаивать именно на этой аналогии, чтобы читатель понял серьезность затронутой темы.
И влюбленность, и любовь, и синдром лишения любви доступны даже животным. «Но человек, - говорит Честертон,- несравним с животным. Он и ниже и выше животного. Животному недоступна ни такая радость, как выпивка, ни такая мерзость, как пьянство. Я бы добавил третью ипостась алкоголя: ни такое счастье и ужас в одной точке, как алкоголизм.
Но у любви между подобными тремя ипостасями – радости влюбленности, мерзости беспорядочной похоти и ужаса синдрома лишения – есть большое центральное поле хорошей, настоящей любви; и нет такой области в сфере алкоголя.
Если эйфория влюбленности без всякого ужаса может перейти хорошую, настоящую любовь, то эйфория выпивок, если и переходит во что-то, то это в самый свирепый ужас.
Смертельно влюбленный вместе со своим синдромом лишения не так безжалостно несчастен, как алкоголик. Если первый знает, что с ним случилось, то второй, как истязаемое животное, часто даже не понимает – что происходит?
Да смертельно влюбленный и горя не знает! Хотел бы я посмотреть, как он почувствует себя, если общество станет относиться к нему, как к алкоголику. Настоящий мученик даже лишен права так называться.
Много нам известно про величие и кошмары любви, иные люди, коснувшись этого, делаются неприятно разговорчивы.
Но мало кто из увидевших нестерпимое сияние и ужас алкоголизма поведает об этом: все они умерли, ослепли, сошли с ума.
5. ВОТ ТАК ЭЙФОРИЯ
В предыдущих абзацах столько раз повторяется слово «ужас», что возникает вопрос «зачем?» Зачем это надо? Получает алкоголик хотя бы эйфорию от своей гибельной страсти?
Древнегреческие мыслители говорили: учиться философии – значит учиться умирать. Запою я бы дал то же самое определение – учиться умирать.
Состояние запоя далеко от эйфории. Это больше напоминает то, как если бы с праздника жизни тебя выкинули где-то этажа с пятого спиной о земь. Однако желанного отупения и оглушенности нет, напротив, каждая клеточка плоти, нервов и души подвешена на крючке в своем кругу ада.
Но зачем-то это надо; более того, складывается впечатление, что алкоголик именно принял решение: пить запоем. Нелегкое решение.
6. А СЧАСТЬЕ НЕ БЫВАЕТ ЛЕГКИМ
Ни с чем не сравнимо чувство утреннего ощупывания себя. Сперва выяснить одно: живой или нет (более глубокие мысли, вернее, мысль, появится потом). Легкие хрипят: дышать могу. Руки? Шевелятся. Ноги? Дрожат: на месте. Голова медленно поднимается от подушки. Сквозь веки прорезается, режет свет. Значит?.. Значит, я еще могу выпить!
Иные люди предпочитают быть именно запойными пьяницами. Смысл запоя в стремительности взлетов, в несравненном (но нелегком) счастье опохмелья, а оно - из таких запредельных состояний, что человек совершенно теряет человеческий облик. Только что он пребывал в ужасном несчастии, и вот стакан, минута ожидания – и свободное парение в чистом свете. Естественно, что хочется вновь и вновь испытать это – запойный пьяница выбирает не хождение по поверхности земли, а взлет из магм ада в подвал. Алкоголь для него не роскошь, а средство передвижения вверх и вниз.
7. С УТРА ВЫПИЛ – ВЕСЬ ДЕНЬ СВОБОДЕН
От постоянной необходимости обороны можно ослабеть настолько, что не иметь более сил обороняться. Ницше писал: «Предположим, я выхожу из своего дома и нахожу перед собой вместо спокойного аристократического Турина немецкий городишко: мой инстинкт (самосохранения – В.Ш.) должен был бы насторожиться, чтобы отстранить все, что хлынуло бы на него из этого плоского и трусливого мира… Разве не пришлось бы мне обратиться в ежа?»
Как мало сил чувствительного человека уходит на жизнь и творчество – все на оборону; не развить себя, а хотя бы сохранить, чтобы иметь возможность исполнить свою судьбу.
Конечно, советуют быть сильнее и выше мелочей – это иметь носорожью шкуру, что ли? Ее не прокусят комары, но под такой шкурой вырастет только носорог.
Читатель уже догадывается, что есть железный занавес, при котором не страшно все, происходящее извне – ни комариные укусы, ни детский плач, ни поездки в метро, ни жуткие лампы дневного света в ночной котельной… пьянство! – вот тотальная оборона. Ведь когда пьешь – нет необходимости исполнять судьбу и обороняться. Да и оборонять нечего.
Есть категорический императив: необходимость исполнить свою судьбу. Судьба эта может быть совсем нехитрая, когда и беспокоиться особенно не о чем, бывает невероятно сложная, со многими равновеликими целями. Настоящее удовлетворение от жизни человек получает только тогда, когда чувствует, что его судьба исполняется – пусть ценой любых жертв, хоть ценой жизни.
Исполняет ли алкоголик свою судьбу? Еще как! Во время запоя все цели жизни смешиваются, а затем замещаются одной: выпить.
Ну разве не высшее удовлетворение получает человек, когда цель жизни вновь и вновь (пока не кончатся деньги и здоровье) достигается самым убедительным образом!
8. ЧТО ВЫ ХОТИТЕ ОТ БОЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА?
Маловероятно, что родные и близкие алкоголика удовлетворятся таким объяснением запоя: пью и буду пить, потому что такой категорический императив! В ответ на такое объяснение могут и санитаров вызвать.
Хороший, культурный алкоголик преодолел плебейскую черту - аназогнозию (отрицание болезни может без труда осадить надоедливых родственников и посмеяться над их малограмотным призывом «Хватит пьянствовать!»
Он может сообщить им следующее: в организме каждого человека, даже грудного ребенка, постоянно циркулируют 20 гамм чистого алкоголя (эндогенного, то есть произведенного самим организмом для окислительных процессов и т.д.) Его точное количество слегка варьируется, что заметно по темпераменту отдельного человека и даже целого народа, например, у грузин, или басков эндогенного алкоголя чуть больше, а у пасмурных скандинавских народов - чуть меньше. Жадный организм пьяницы может начать усваивать и этот эндогенный алкоголь; если его остается только 15 грамм – страстно хочется выпить. При 10 граммах человек и на преступление пойдет, чтобы добрать до объективного необходимых организму 20 грамм. Добрав, он, понятное дело, не останавливается на достигнутом, а начинает запой.
Можно, конечно, посоветовать получше питаться, особенно овощами и фруктами, из которых, в основном, и вырабатывается эндогенный алкоголь, но свирепы все пути-выходы алкоголика, и относительно питания он объяснит вот что: получше питаться не просто бесполезно, но и вредно. Пища во время запоя не усваивается, а лежит в желудке разлагаясь, как труп. Алкоголь, хоть и яд, но высококалорийный продукт, совершенно лишенный, однако, микроэлементов, витаминов, гормонов и многих необходимых компонентов – чистая энергия, которую организм должен переработать в первую очередь. Доля алкоголя в пищевом рационе некоторых людей может временами приближаться к 100%. И что же будет, если алкоголик бросает пить? Его организм не переваривает полноценную пищу, а ждет привычного источника энергии – алкоголя. Но алкоголя не поступает. И начинается истощение.
9. ВЫХОД ИЗ ЗАПОЯ
Похмелье – стальная удавка, и не на шее, а на душе и сердце. Отсюда известная «хитрость алкоголика» - станешь хитрым, когда за жизнь цепляешься! Однако если не хочешь, чтобы данный запой оказался последним в твоей жизни – надо когда-нибудь отбрасывать хитрость и прекращать пить. Как выйти из запоя?
Ангел-хранитель и природа снисходительны к некоторым алкоголикам - у них развивается так называемый аверсионный синдром, когда опохмеление становится вообще невозможным из-за рвоты после любого количества алкоголя. Однако человек и тут умеет не ждать, пока природа смилостивится: в последнее время появилось немало кооперативов, занимающихся научным выведением из запоя, а на деле снимающих аверсионный синдром и дающих запою новый энергичный толчок. Алкоголик, который уже и до туалета не мог добраться от слабости, вызывает за несколько сотен или тысяч рублей кооператоров-вытрезвителей, и, полежав под капельницей, бодро бежит в магазин за водкой.
Думается, что едва ли не единственным надежным средством выхода из запоя является баллончик нервно-паралитического газа. Проснувшись с лютого похмелья, больному следует пшикнуть на себя газом и отрубиться на несколько часов, что полностью исключает опохмеление. Если после прихода сознания похмелье не исчезло, следует вторично пшикнуть. Эту процедуру можно повторять до тех пор, пока газ в баллончике не кончится, постепенно перейдя в состояние трезвости. (Примечание: определив методом проб и ошибок смертельную для себя дозу, следует стараться не достигать ее).
На такую страшную тему, как выход из запоя, остается только шутить – ведь никакого способа выйти из запоя нет, каждый раз только какое-нибудь чудо – ну, любовь, например.
10. ЛЕЧИТЬСЯ
Многие, даже врачи, считают, что при алкоголике достаточно не пить, чтобы не провоцировать его, тогда он и пить не начнет.
То есть алкоголика принимают за идиота, который помнит про алкоголь только когда его видит. И почти единственный способ лечения от алкоголизма тоже не очень уважителен к личности - это простое запугивание смертью. Имплантация препарата «Эспераль», непонятное кодирование, любые другие виды запугивания нисколько не излечивают от алкоголизма, даже не избавляют от соматических и неврологических последствий предыдущего запоя, а делают пьянство на некоторое время невозможным. Что ж, хорошо, если хоть это действует. Многие алкоголики из детского любопытства вскоре начинают испытывать: а хорошо ли действует подшивка, кодирование и т.д. Если действует хорошо – экспериментатор погибает через несколько минут, если плохо – начинает запой.
А сильному и смелому запугивание не помеха: он еще в больнице узнал от товарищей, как нейтрализовать любую разновидность запугивания.
Почти все запугиваемые воспринимают это как отсидку в тюрьме: вот выйдет срок действия – и загуляю. При некоторых видах кодирования срок, когда можно начинать следующий запой, известен до минуты! Ну, а раз можно…
Кроме того, эспераль и кодирование должны ощущаться в теле как инородное тело внутри организма, как чужая воля поверх своей – и это тяжело для психики. Ницше говорил, что ничто так не умножает в нас духовную силу, как преодоленное искушение. Я бы не отбирал у человека возможность самостоятельно преодолевать искушение. Ведь добиться звания «непьющий алкоголик» самостоятельно - это такая заслуга, что уж тут, действительно шапки долой, это вам не пятилетка в четыре года.
11. НЕ ПИТЬ
Трудно даже решиться на это, еще труднее найти врача, который не просто поможет оклематься от запоя, а расформирует алкогольный гомеостаз. И труднее всего изменить алкогольную ментальность, чтобы от «Радости и скуки» хотелось не пить, а радоваться и скучать.
Массовый опрос мужчин Германии показал, что 57 % респондентов готовы скорее отказаться от половой жизни, чем от употребления спиртного. Смешно, зная эту цифру, возвеличивать трезвость как самоцель – здорово, мол, не пить, на хрена нам пить?
Алкоголь для многих – творчество, алкоголь – единственно «настоящее», то, что противостоит хмурой серьезности жизни. Пьянство Синявский назвал другой стороной духовности.
Не в силах отказаться от этого, даже умный алкоголик сохраняет в себе долю аназогнозии. Этому помогает, простое, всем ясное рассуждение: всегда есть пример того, у кого положение хуже, вот он то и есть настоящий алкоголик, ему пить нельзя, он не умеет; а я захочу и не буду пить.
Тошно и говорить про эту систему самообмана. Сколько людей, столько и алкоголизмов, страшных, не похожих один на другой.
Представьте себе, что по видеомагнитофону демонстрируют фильм: стол, на столе горит свеча. Свеча падает на стол, загорается скатерть, мебель, стены. Это у нас будет символизировать развитие алкоголизма: пожар, может все сгореть. Человек прекращает пить – нажата кнопка «пауза», пожар не продолжается, но на экране все та же грозная картинка. Человек может держаться и не пить долго, но стоит начать – включить «воспроизведение» – и пожар вспыхнет с того же самого места.
Мало нажать «паузу». Мало нажать даже «стоп». Нужно подумать, как включить перемотку «назад».

tyrex

Это всего лишь опрос, так прям все всё и выложили первому встречному журналисту

Denzil

а статейки, как пьют обычные люди нет? а то алкоголиков обсуждать не слишком интересно

svchreal

по-моему выпивание от случая к случаю по праздникам на западе уже трактуется как альфа-алкоголизм

gena

не знаю насчет запоев, но напиваюсь порой для того, чтобы не решать проблем.

stm2943708

Никогда не напивался из-за проблем. Разве что один раз, когда подруга умерла. Пью, только когда весело, в компании.

Se9443

А если случаев таких бывает по несколько штук в неделю? :-

svchreal

ну, батенька, тут уже и по российским меркам трактовать можно =)

gena

Как там: всегда найдется повод выпить и напиться
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: